Previous Entry Share Next Entry
О протесте дальнобойщиков
wwp666
   Протест дальнобойщиков – первый за последнее десятилетие столь массовый и решительный протест, с социальными требованиями. Со времен «бунта пенсионеров» в России все социальные протесты были либо малочисленны, либо разрознены. Многочисленные митинги собирал протест против фальсификации выборов, знаменитая Болотка, но она потому и не дала результатов, что была лишена социальных требований. Ее сразу же возглавили оппозиционеры-либералы, недовольные не тем, что у народа кто-то сидит на шее, а тем, что сидит Путин, а не они. Народу они не могли предложить ничего, кроме права раз в несколько лет решать, кто в течении следующих нескольких лет будет сидеть у него на шее. Поэтому Болотка и осталась протестом московским, не переросла во всероссийский, напротив, провинция с подозрением косилась на эти митинги, возглавляемые либералами, мечтающими повторить «лихие 90-е». И между прочим, одна из причин, пускай далеко не единственная, и даже не основная, но все же одна из причин враждебного отношения россиян к украинскому Майдану именно в том, что с «русским миром» они связывают надежды на возрождение СССР и восстановление доперестроечного уровня жизни (то, что эти надежды беспочвенны они не понимают, точно так же как мало кто вообще понимает действительную суть тогдашних процессов), а с Европой – либерализм, «свободный рынок», эконосические кризисы и прочие прелести капитализма.
   Протест дальнобойщиков связан не с желанием или нежеланием стать частью Европы, не с попыткой сменить седока на собственной шее, а со стремлением заставить этого седока, пускай не слезть, но хотя бы знать меру и не усиливать больше давление на оседланную им шею. Это покушение не на надстройку, а на базис системы, во-первых, это понятно не только и не столько «зажравшимся москвичам», сколько большинству россиян-провинциалов, во-вторых.
   Дальнобойщики чем-то напоминают моряков. Они так же надолго оставляют свои дома, своих родных и близких, путешествуют по чужим местам, видят, как там живут люди, часто оказываются в ситуации, когда им приходится полагаться только на собственные силы, нередко сталкиваются с негостеприимной природой (ситуация, воспетая еще Высоцким) и с нехорошими людьми, мечтающими поживиться за их счет. Кстати, в борьбе с сухопутными пиратами дальнобойщики выработали профессиональную солидарность – известны случаи, когда незадачливые братки, пытавшиеся грабануть фуру, сами еле уносили ноги от водителей других фур, подоспевших к месту нападения, а их мерин, бумер или внедорожник оставался лежать возле трассы вверх колесами. Это вам не интернет-хомячки, их, что называется, без хрена не сожрешь, они сами иного схомячат. В свое время Янукович совершил ошибку разогнав студентов – когда вместо последних на Майдан пришли здоровые мужики, неосмотрительный президент был обречен. Правда, есть и иной пример. В 1998 Шахтеры несколько месяцев держали свой лагерь у БД, стучали касками на Горбатом мосту, но до властей так и не достучались. Однако шороху навели немало. И если тогда не дошло до силовых столкновений, то это не значит, что не дойдет сейчас. А если дойдет, то не исключен вариант Майдана. Или, что еще более вероятно, расстрел протестующих. Как в 1993. Однако, опять-таки, если в 1993 после подавление восстания в Москве российский народ надолго испугался и затих, то это не значит, что так будет в этот раз. Тем более, что в 1993 в восстании приняли участие в основном москвичи. Провинциалы им сочувствовали и порой были настроены даже более решительны, но в восстании участия почти не принимали. А счас дальнобойщики поднялись по всей России. И если стрелять начнут не в Москве, а в Поволжье или Сибири, или, если в Москве расстреляют водителей пришедших из Татарии или Дагестана, то вполне возможно, что родственники или земляки жертв не смирятся с поражением. Кстати, именно, скорей всего, удерживает власти от силового разгона дальнобойщиков уже на нынешней стадии. Машинами давить их уже пытаются, но разгонять открыто боятся. Потому что, если дойдет до драки, то власти могут оказаться перед выбором: или стрелять, или сдаваться. Стрельба, как уже упоминалась может привести к абсолютно непредсказуемым результатам. А сдача – к предсказуемым – станет ясно, что властям можно силой навязать свою волю, и появятся новые желающие сделать это. Причем в большом количестве. Ибо власть уже многих достала.
   Сами власти уже успели обвинить дальнобойщиков в том, что те работают на «пятую колонну США» (https://youtu.be/kJRlRtTHRQY) Прямо как при товарище Сталине. Когда все, кто был недоволен, превращались в «троцкистов». Это показательно во всех смыслах. И в том, что боятся, иначе не катили бы бочку, и в том, какими методами у нас борются с народом, и в том, какую именно бочку катят.

***
   В наше время и в нашей стране социальное движение редко обходится без паразитов. И мне уже доводилось в Интернете встречать утверждение, что протест дальнобойщиков – протест корпоративный, в котором наемные работники выступают единым блоком со своими хозяевам. Проверить это мне пока не удалось, но, насколько мне известно, многие дальнобойщики формально являются владельцами своих машин. От этого они не перестают быть наемными работниками, пока заправки, ремонтные мастерские и, что самое важное, груз и трассы принадлежат буржуям (или государству), точно так же, как слесарь, пришедший в цех со своими тисками, не перестает быть наемным работником, пока сырье и заводской корпус принадлежат буржую*. Но в этом случае борьба против поборов отражает их интересы, а не интересы владельцев дорог. Но кроме буржуев есть еще и политики.
   И если приведенное бывшим социальным активистом, а ныне кофейным революционером сравнение российских дальнобойщиков с чилийскими водителями грузовиков, доставившими столько хлопот правительству Альенде, выглядит смешно, то приведенное депутатом-едроссом сравнение с шахтерами, приведшими к власти Ельцина, выглядит серьезно. Нет, разумеется шахтеры в конце 80-х не работали на США, точно та же, как крестьяне в 1905 и 1017 жгли помещичьи усадьбы по собственной инициативе, а не за иены и марки, которыми их якобы завалили ни то Ленин, ни то Парвус, ни то оба сразу. Но то, что именно шахтеры решили исход перестроичной борьбы или во всяком случае внесли в это решение огромный вклад – это верно. Так же как и то, что этим воспользовались Ельцин и Ко. Которые, кстати сказать, тоже не были агентами США. Просто они нашли, что им в данный момент выгоднее дружить с американцами или немцами. Надо ж кому-то продавать разворованное. А могли бы найти более выгодным собачиться, как Путин и его свита. Не будем забывать, откуда вообще взялся Путин. Его поставил Ельцин, дабы он продолжал его, Ельцина курс, что Путин и делал и делает до сих пор. И его соратники, или правильнее сообщники отличаются от своих противников-либералов только тем, что раньше дорвались до власти. Так что если на гребне народного недовольства к власти придет новый Ельцин, то Путин вряд ли на его фоне покажется Альенде. Как, однако, и тот на фоне Путина. Хрен редьки не слаще.
   Кстати, Ельцин отблагодарил шахтеров сворачиванием угольной промышленности. И в конце 90-х шахтеры уже требовали отставки Ельцина и его команды, подняв лозунг: «Мы вас поставили, мы вас и снимем». Но так и не сняли, не смогли, не смотря на «рельсовую войну» и Великое сидение на Пресне. Не говоря уже о том, что между концом 1991 и 1998 Ельцин уже успел много чего «хорошего» понаделать.
   Либералы, правда, пока вроде бы не нашли общий язык с дальнобойщиками. Зато КПРФ уже подсуетилась (https://kprfpenza.ru/news/penzenskie_dalnobojshhiki_vyshli_na_miting/2015-11-19-857). Если кто думает, что «коммунисты» лучше либералов, он глубоко заблуждается. В 90-е КПРФ имела в парламенте большинство и исправно голосовала за предложенный правительством бюджет. А «красный пояс» – районы, где губернаторами были члены КПРФ вскоре начали называть «удавкой на шее рабочего класса» – уж больно старательно «красные» губернаторы давили в своих уделах всякое рабочее движение. Между прочим, в бывших «соцстранах» (да и не только в них) либеральные реформы обычно активней всего проводятся именно «левыми» партиями. От них меньше ждут такой подлянки, им больше верят, когда они затягивают что-нибудь вроде: «Товарищи! Ну вы же знаете, мы – за вас! Мы бы всей душой, но не выходит иначе. Ну, это временно, потерпите лет пять (десять, двадцать, сорок), а потом мы снова сделаем вам (вашим детям, внукам, правнукам) лучше!» Правда, дальнобойщики требуют не правительство менять, а поборы отменить. Но события имеют свою логику, и если власть уступит, то вслед за дальнобойщиками поднимется кто-то другой. За ним третий и рано или поздно власти просто нечем будет расплачиваться, учитывая падение доходов с трубы с одной стороны и прожорливость самой власти – с другой. А нежелание уступить чревато бунтом. И в том и в другом случае власть может полететь вверх тормашками. И что тогда? Замена хрена редьку или редьки на хрен? Ну, и на хрен оно? извиняюсь за каламбур.

***
   Шахтеры получили то, что получили потому, что, зная, чего они не хотят, не знали толком, чего они хотят. Не было у них четкого позитива. Ни в 90-е, ни в 90-е. Как и у дальнобойщиков, требования которых целиком негативны. Не случайно они, вернее их актив так распинается в своей непричастности к пятой колонне, ненависти к Майдану и верности Президенту. Вполне в духе монархических традиций: «Царь-батюшка (ваше величество, сир ле руа), мы ж за тебя, что ж ты позволяешь этим негодным боярам (князьям, баронам, знати) нас грабить?» Но это не преданность лично Путину, это преданность Трону. И завтра они могут точно так же решить, что царь не настоящий и потребовать другого царя. Или это могут сделать те, кто придет за ними, если протест получит развитие. Беда в том, что царя, как и короля, играет свита. И что царь без бояр не бывает. И пока речь идет о замене государя, а не о замене системы, ничего принципиально не изменится.
   Чтобы появился позитив, с людьми надо работать. Дальнобойщики не ангелы, они дети своего времени и своей среды. И если они так же как моряки решительны, инициативны и дружны, то точно так же грубы, часто нечисты на руку и свято уверены в том, что «все бабы – бляди» (кроме их святых матерей, разумеется). И, что гораздо хуже, они уверены, что мир не может быть устроен иначе, чем он устроен сейчас, они не понимают, как можно обойтись без власти и без рынка, они убеждены в том. что анархия – это беспредел, а коммунизм, это то, что было при Сталине. Они родились и выросли в эпоху упадка активности народных масс и деградации социальных идей. И в этом они не отличаются от других россиян. А если и отличаются, то, пожалуй, еще в лучшую сторону, поскольку их образ жизни приучает их шевелить собственными мозгами, а не полагаться на умного дядю.
   Но другого народа в России нет. Да и не только в России счас такой упадок. И сам собой он не прекратится. Поэтому надо участвовать в социальной борьбе, естественно, стараясь по мере сил направить ее в нужное русло. Выдвигать требования, понятные людям и в то же время ломающие систему, в которой они живут, или шаблоны у них в голове. Добиваться у людей уважения и доверия и убеждать в своих идеях. Я не знаю, чем закончится протест дальнобойщиков. Но если он победит, то надо приводить его в пример другим. Если продлится, породит новые протесты или перерастет в бунт, надо будет участвовать во всем этом движении, а не объяснять, почему в нем не надо участвовать в виду его неправильности. А оно будет неправильным, это будет не чистый горный поток, а городская река с массой промышленный сливов, канализационных стоков и обычной грязи. Ее надо будет фильтровать, но другой воды у нас не будет. Как известно, причины ищет тот, кто не хочет делать, а тот, кто хочет, ищет способы. Похоже, что великие потрясения у нас начались. И тот, кто будет в них участвовать, вполне может и проиграть, но тот, кто не будет – уже проиграл.


______________________________________________________________________________
* Подробнее об этом здесь: https://wwp666.livejournal.com/89886.html.

?

Log in