Tags: левые

Левый фланг украинской политики

Оригинал взят у shraibman в Левый фланг украинской политики
По поводу этой статьи на НИ. Я бы только добавил, со своей стороны, что лично мне не понятны отношения между украинскими антиавторитарными (анархистскими) группами и судить о них весьма сложно.


narnabat-500x283


Левый фланг украинской политики опустел. Большинство тех, кого называли в Украине левыми – поклонники СССР, КПУ и им подобные. Эти организации сегодня полностью дискредитированы поддержкой диктатора, участием в сепаратистском движении, сотрудничеством с интервентами. В сущности, коллаборационистами про-СССРовские левые были всегда и везде, но в условиях интервенции это неминуемо ведет к их гибели. Во время революции рабочих советов 1956 г. в Венгрии, активистов компартии (пособников СССРовских оккупантов) иногда вешали, но венгры на том не успокоились; венгерские беженцы, спасшиеся из страны после подавления революции, стали уничтожать комитеты компартий по всей Европе. Вряд ли в Украине после всех нынешних событий сохранится возможность для работы левых сторонников Кремля.

Читаем здесь:
http://novaiskra.org.ua/?p=1277


Collapse )

Революционные идеи и их носители

Нет великих революций без великих идей. Для Гуситских войн такой идеей стала Гуситская ересь, для Голландской и Английской буржуазных революций - пуританство.  Великая Французская революция опиралась на идеи просветителей (Вольтера, Руссо и пр.), идеи, в которых было много буржуазных предрассудков, но которые при этом были рационалистическими, хотя позднее якобинцы и попытались создать культ "высшего существа". Рационализм присутствовал и в идеях отцов-основателей США, также, по сути дела, совершавших буржуазную революцию. Идейная опора революционеров не на религию, а на рациональные учения, было качественно новым явлением, это был гигантский шаг вперед по сравнению с революционными движениями прошедшего времени. В XIX веке был сделан следующий шаг, и идеями революций начала ХХ века стали социалистические учения. Казалось бы, теперь, в грядущем революционном подъеме, которому суждено будет породить новую великую революцию, революционной идеей должно стать что-то еще более передовое. Увы, все оказалось иначе. Те, кто пришел к власти под знаменем марксизма, или вернее революционного социал-демократизма, и их наследники мало того, что шаг за шагом превратили марксизм в буржуазную идеологию (в сущности, уже социал-демократизм был субъективно социалистическим, но объективно буржуазным учением) и даже в своего рода религию (это, видимо, неизбежно для идеологии, принимаемой буржуазией или ее аналогами), но еще и опозорили его в глазах большинства людей. Казалось бы, это дало возможность анархизму занять его место, но опять-таки все вышло иначе. За время доминирования марксизма, анархизм сильно деградировал, значительная часть людей, сегодня именующих себя анархистами, просто "социал-демократы, умеющие кидать камни", по выражению одного из настоящих анархистов. Что же касается левого марксизма, смыкающегося с анархизмом, то ему мешает все то же отрицательное отношение людей к марксизму, спровоцированное всевозможными "компартиями".
В результате мы видим резкий откат назад - идейной базой Украинской революции становятся всевозможные рассуждения о договоре между властью и народом, о найме чиновников, контроле над ними и превращении их в обычных "наемных работников народа" - словом, идеи близкие французским, или даже скорей американским революционерам, идеи, явно относящиеся к разряду досоциалистических рациональных идей. Это еще не худший вариант. В исламских странах массовые движения опираются все  больше на релииоззные идеи. Правда, в Китае, Индии, Чьяпасе сохранилась опора на маоизм или на учения близкие к оному. Но что такое маоизм? Формально это марксизм, но на деле - марксизм превращенный в прикрытие для буржуазной идеологии. Все это резко уменьшает вероятность выхода новой великой революции за рамки буржуазной.
Заметим, что Ураинская революция, как и арабские, совсем не обязательно является великой. Если мы посмотрим на те великие революционные подъемы, которые, по наблюдениям Кропоткина, происходили приблизительно каждые сто двадцать пять лет и которые порождали великие революции (то есть революции, оказывающие решающее влияние на последующую историю), то увидим, что порождали они множество революций. Так в конце XVIII века наряду с Французской революцией произошла Америкнская (война за независимость), а в начале ХХ - наряду с Великой Русской - Мексиканская и Китайская, не говоря уже о массе проигранных революций в Германии, Венгрии, Испании... Однако великими стали только Французская и Русская. Но, если Великая революция начнется через два, три или пять лет, то успеют ли к тому времени носители социалистических идей заразить ими народ?
Никто не гарантирует и то, что нынешний ревподъем вообще породит великую революцию. Наряду с такими подъемами мы видим и подъемы, породившие серию проигранных революций, как в 1848, или просто революций, большую роль в истории не сыгравших (вроде Итальянскй (объединения Италии)). А, учитывая, что последний революционнй подъем, приведший к великой революции, начался в 1910 году (начало Мексиканской революции), то до точного срока нового подъема остается еще больше двадцати лет. Ревподъем не происходит по часам, он может начаться раньше, но может и не поспешить, а то и даже вовсе запоздать. Однако, если даже до великой революции осталось двадцать тридцать,  или даже сорок лет, успеют ли за это время социалистические идеи, принимая во внимание плачевное состояние "левого" движения", завоевать умы и сердца людей? И опять-таки, есть ли на это сорок лет, или есть только двадцать? Или только десять?
В принципе, не обязательно даже создавать новые идеи. Анархизм и левый марксизм (по сути дела являющийся разновидностью анархизма) вполне пригодны для того, чтобы их носители довели революцию до стадии коммунистической. То, что анархизм со времен Второй Мировой войны нигде не достиг успехов (как и левый марксизм), на самом деле не аргумент - досоциалистические рациональные идеологии нигде не достигли успеха со времени Первой Мировой, если не с более раннего времени, а вон гляди ж ты. воскресли в Украинской революции. Вопрос в другом. Сколько нам отпущено времени на воскресенье идей, и способны ли мы за это время их воскресить?
Я не берусь загадывать на десять, тем более на двадцать лет вперед. Что же касается ближайших лет или хотя бы ближайшего десятилетия, то трудно себе представить, чтобы "левое движение" России или ближайших к ней стран было способно на подобный подвиг. Что же до стран далеких, то тут мне просто трудно судить. С другой стороны, Украинская революция уже оказала сильнейшее влияние на ситуацию в той же России. Она сорвала маски с организаций и активистов, заставив всех показать свое истинное лицо. Всевозможные "коммунисты" и иные "оппозиционеры" оказались охвостьем российского империализма. Они рады бы плевать в сторону власти, но в патриотическом экстазе просто вынужден лизать ей задницу. Куча "диванных революционеров" и интернет-балоболов, не желающих отрывать свои задницы от диванов и кресел, объявили Украинскую революцию "неправильной", в результате самоустранившись от деятельности. Она расчистила политическое пространство от липовых революционеров, освободив его для революционеров настоящих. Впервые за много лет размежевание произошло не о вопросу о флагах или терминах, а по принципиальным вопросам.  Правда, все это имеет и обратную сторону. Молодые деревья в изрядно прореженном лесу никем не затеняются, но и никем не защищаются от ветра. Настоящие революционеры  России получили небывалый доступ к свету, но на них теперь, вполне возможно, обрушится буря репрессий. Выдержат ли они ее, успеют ли за отпущенное им время создать свой лес, покажет будущее. Но, во всяком случае с их стороны будет просто непростительно, если они не попытаются использовать этот шанс. Не стоит смущаться малочисленностью революционеров. "Правый сектор" тоже возник почти ниоткуда - ему помогли резко усилиться благоприятные условия. Российских (да и не только российских) леваков судьба долго держала в черном теле, но сегодня она, похоже, повернулась к ним лицом. Сумеют ли они этим воспользоваться, зависит от них.

Сирия: борьба продолжается — «день гнева против Аль-Каиды и Ассада»

К событиям в Украине

В Киеве уже идет настоящая война. "Беркут" уже не только орудует дубинками и даже не только бросает в людей бутылки с зажигательной смесью, он уже стреляет. Причем не только резиновыми пулями. Уже есть убитые. Народ с карателями тоже не церемонится (http://newsland.com/news/detail/id/1308956/). И правильно делает. Пока против людей используется только "Беркут". Армию в дело не вводят. По одной простой причине - она ненадежна (http://newsland.com/news/detail/id/1310005/).
Сообщается о поездке в Киев сотен крымских татар, решивших поддержать Майдан (http://delo.ua/ukraine/sotni-krymskih-tatar-edut-v-kiev-podderzhat-majdan-224198/).
Кстати, о татарах и вообще о национальностях, этносах, племенах. Противники Майдана пытаются убедить всех, что Майдан организзован исключительно или почти исключительно выходцами с Западной Украины, прежде всего из Галиции. Так вот, первым погибшим от рук снайпера (!) стал не житель Львова, не галициец и даже вообще не этнический украинец, им стал житель Днепропетровска, украинец армянского происхождения Сергей Нигоян (http://gazeta.ua/ru/articles/life/_pogibshij-sergej-nigoyan-dva-mesyaca-sluzhil-v-otryade-samooborony-majdana/537716). Это, разумеется, само по себе не означает, что среди повстанцев нет националистов, это даже не означает само по себе, что не все они националисты - национализм не обязательно связан с "кровью и почвой". Однако это означает, по крайней мере, две вещи. Во-первых, повстанцы - не нацисты или, по крайней мере, не все нацисты. Во-вторых, не все они связаны с Западной Украиной - первым человеком, отдавшим за требования Майдана свою жизнь, стал уроженец и житель Юго-Восточной Украины.  Утверждение о том, что Майдан это "восстание Галиции" и происки злых бандеровцев - просто ложь. Среди повстанцев, разумеется, есть и галичане, но они составляют лишь часть повстанцев, даже не большую.
Ложь и то, что все или хотя бы большинство повстанцев придерживается правых взглядов. Большинство тех, кто приходит на Майдан, имеют взгляды неоформившиеся, буржуазно-демократические с социальным уклоном и воспринимают себя как единый "народ", противостоящий чиновникам и олигархам. При этом средние и мелкие капиталисты воспринимаются как часть народа (в свое время был случай, когда некий бизнесмен приехал на Майдан со своими охранниками, которые, кстати, хорошо наваляли "беркутам"). О размежевании между буржуазией и пролетариатом речь пока не идет (к олигархам относят только верхушку буржаузии). Однако, не стоит забывать, что в феврале 1917 речь или во Франции 1789 речь об этом тоже не шла. Не говоря уже о 1905 или 1848. Наверное, это то начало, через которое надо пройти, прежде чем пролетариат осознает свое отличие.
Кстати, и требования повстанцев напоминают требования революционеров 1848 или 1905-1907 гг. О Европе счас уже мало вспоминают. Требуют отставки Януковича, возвращения Конституции 2004, роспуска "Беркута"...
Вместе с тем среди повстанцев действительно много правых. Однако, немало и левых. В частности анархистов. Последние в декабре даже держали свою баррикаду, однако по ряду причин сейчас вынуждены временно от этого отказаться и действовать в общих рядах (https://vk.com/barrikada.proreznaya). Причина того, что правых изначально было все же больше, в том, что последних просто больше на постсоветском пространстве вообще и Украине в частности. К тому же левые не сразу поняли, что речь идет не просто о борьбе политиков, а о народном протесте, поэтому они подключились позднее. Отсюда и случаи их избиения - правые вовсе не "чистили" Майдан, как баркаши чистили в 1993 площадь перед БД, они просто сводили счеты с конкретными людьми, от которых когда-то получали и сами, а посторонние люди не вмешивались, потому как к правым уже привыкли, а левых еще знали плохо. Теперь ситуация меняется, теперь левые для неполитизированных повстанцев тоже свои, да и сил у них уже побольше. А потому между ними и правыми заключено временное перемирие, соглашение о ненападении (http://obozrevatel.com/politics/12897-na-ul--grushevskogo-voyuyut-ne-tolko-pravyie.htm, http://rusplt.ru/world/Kiev-protest-praviye-7504.html). В связи с этим вспоминается давнее изречение немецких левых: "Если тебе не нравятся новости, выйди на улицу и сделай свои новости!" Перефразируя его, можно сказать: "Если тебе не нравится "Правый сектор", выйди на улицу и сделай "Левый сектор". Что левые и начали делать, хотя бы и с опозданием. Кстати говоря, на востоке Украины, где уличных боев нет, нет и соглашения, в том же Харькове 19 января правые попытались атаковать демонстрацию в память Маркелова и Бабуровой, однако получили отпор (http://avtonom.org/author_columns/akcii-pamyati-stanislava-markelova-i-anastasii-baburovoy-v-kieve-i-harkove).
Революционные настроения народа вынуждают к большей радикализации и вождей оппозиции, боящихся, что повстанцы выйдут из под их контроля. Последнее, впрочем, все больше и происходит, и если властям не удастся в ближайшее время подавить революцию, у нее есть все шансы в самое ближайшее время выйти на новый уровень. И тогда уже станет особенно важным и соотношение между левыми и правыми и способность тех и других донести до других свои идеи, убедить людей в своей правоте.

Сирия, империализм и левые. Часть 2

Некоторые представители как умеренных, так и троцкистских левых не только защищают сирийское восстание, но и, к сожалению, считают приемлемым вторжение Запада.
Тот факт, что мы ненавидим сирийскую диктатуру настолько, что хотим ее конца, не означает, что мы должны превратиться в группу поддержки восстания против Асада! И здесь мы сталкиваемся с другой стороной дискуссии, суть которой заключается в следующем: восстание против диктатуры — это борьба за свободу и справедливость. Демонстрации а затем и вооруженная борьба против режима оправданны и должны быть поддержаны прогрессивными кругами. Более того, повстанцы имеют право получать вооружение там, где смогут его найти, и мы не должны препятствовать этому. Если ЦРУ, Саудовская Аравия, Турция или Катар снабжают Свободную армию Сирии оружием, то это похвально. Если повстанцы требуют введения бесполетных зон и нанесения авиаударов по расположениям сирийских войск, мы также не должны возражать. Западная помощь восстанию имеет свои негативные стороны. Но все же, будет лучше, если восстание победит, так же как ливийское, с помощью НАТО, чем будет подавлено без вмешательства Запада. Такой проповстанческой точки зрения, отвергающей сопротивление западному вмешательству (мягко выражаясь), придерживаются умеренные прогрессисты, такие как Хуан Коул из Informed Comment, Пол Вудворд из War in Context, а также некоторые авторы, причисляющие себя к марксистам и революционерам, такие как Луис Пройект из Unrepentant Marxist и Пхам Бинх из North Star. Оба имеют троцкистское прошлое.

Сирия, империализм и левые. Часть 1

В левых и радикальных кругах ведется дискуссия о сирийском восстании, о том, чью сторону занять и как относиться к западному вторжению, направленному против режима Асада.
Некоторые считают, что вторжение Запада — это наибольшая опасность и поддерживают режим Асада, который представляется им меньшим злом. Другие видят в силовом подавлении восстания причину не только поддержать само восстание, но и приветствовать помощь Запада (или по крайней мере, не возражать против этой помощи) в вооруженной борьбе, будь то оружие для повстанцев, бесполетные зоны или, возможно, поддержка Свободной армии Сирии с воздуха, как это было сделано НАТО в Ливии. Но есть еще и те, кто говорит «да» Сирийской Революции и «нет» вторжению Запада. Эта точка зрения близка моим соображениям и не так плоха, как первые две. Поддерживать режим — это преступление; поддерживать вторжение — тоже; однако, поддерживать восстание само по себе, как нечто самостоятельное, также представляется довольно проблематичным.